ЭНЕРГЕТИКА ДОЛЖНА БЫТЬ ОПЕРЕЖАЮЩЕЙ ОТРАСЛЬЮ

Александр ТРОФИМОВ:

ЭНЕРГЕТИКА ДОЛЖНА БЫТЬ ОПЕРЕЖАЮЩЕЙ ОТРАСЛЬЮ


Вопросы задавала Алевтина ДОНСКИХ

специально для «Делового Казахстана»

Следует восстановить утраченное единство отрасли. Оно выражается в централизованном едином руководстве, вертикальной интеграции, единой технической политике, интегрированной в масштабе отрасли ответственности за надёжное и бесперебойное энергоснабжение потребителей, в этом убежден Александр Трофимов, генеральный директор ТОО «Институт “Казсельэнергопроект“, заслуженный энергетик КазССР и Казахстана, член правления Совета ветеранов-энергетиков РК и Союза инженеров-энергетиков РК.

Александр Трофимов в энергетике 52 года, и в эти дни он отмечает свой 75-летний юбилей. Однако, как и все профессионалы этого поколения, считает необходимым говорить не о собственной дате или своём профессиональном пути, а о том, какие задачи стоят перед отраслью. Он готов делиться своим опытом и вносить предложения, которые будут полезны энергетической отрасли, с которой связана вся его профессиональная деятельность.

Александр Степанович, последние 20 лет были непростыми для отрасли. Этот период можно охарактеризовать, как время поиска стратегии ее развития, определения модуля и наиболее приемлемых форм собственности. Не все перемены и эксперименты однозначно воспринимались и профессионалами, и населением. Как представляется, этот поиск еще не окончен?

— Это так. Но в последние годы появилось видение перспектив. В республике началось выполнение значительных объемов работ по вводу новых энергетических мощностей, межсистемных линий электропередачи, ведётся модернизация электрических станций и сетей. Это меня радует. Но, чтобы развитие энергетики было стабильным, шло опережающими темпами, необходимо воссоздать Министерство энергетики РК. Это идея не нова. Её очень активно поддерживал наш экс-министр энергетики Булат Газисович Нуржанов, имя которого при активной поддержке Совета ветеранов-энергетиков страны было присвоено Экибастузской ГРЭС-1 и поддерживает академик НАН РК, лауреат Ленинской премии Э.Ф.Госсен.

Недавно энергетики вновь вернулись к этому вопросу, и 4 июля текущего года на республиканском совещании ветеранов-энергетиков в Караганде приняли обращение к Правительству о создании самостоятельного Министерства энергетики. В этом обращении была обоснована необходимость принятия такого решения, на наш взгляд отвечающего национальным интересам страны. Однако пока на эти предложения энергетической общественности, к сожалению, пока нет ответа.

Мы также внесли предложение создать летопись развития энергетики Казахстана. Надеюсь, что книга «История развития энергетики Казахстана» объединит энергетиков, вдохновит их примером старшего поколения, настроит на профессиональный рост, вселит надежду на будущее.

Если ранжировать проблемы, возникшие в процессе реформирования отрасли, какую бы из них вы бы выделили особо?

— Пожалуй, отсутствие единого централизованного органа, который бы управлял энергетикой. Министерство энергетики упразднено, и часть его функций взяло на себя Министерство индустрии и новых технологий. Энергетику курирует заместитель министра. Но энергетика — это отрасль, требующая внимания, как теперь говорят, в режиме on-line. Энергетика — это единый организм, где всё взаимосвязано между собой. И если произойдет какая-то серьезная авария в любой из точек системы, то она может повлиять на всю энергосистему Казахстана.

Минэнерго есть в Молдавии, Украине, Киргизии, Узбекистане, Белоруссии, России и даже восстановлено в республиках Прибалтики. А Казахстану, стране, которая занимает третье место в области энергетики после Украины и России, это, оказывается, не нужно.

Совершенно не нужно, чтобы Министерство энергетики доходило до каждого болта, занималось оперативным управлением, но необходимо, чтобы, определяя стратегию развития отрасли, оно жестко контролировало её реализацию, корректировало в соответствии с перспективами роста или изменения потребности в каждом из регионов. Тот план, который стратегией выстроен, должен отслеживаться профессионалами энергетиками. Это не простая работа. Прогнозирование развития отрасли требует комплексного подхода с учетом не только текущих макроэкономических показателей, но и прогноза развития самой макроэкономики, поскольку энергетические объекты требуют больших и материальных, и финансовых, и временных затрат. Энергетика должна опережать развитие экономики, а не бежать за ней вдогонку. Она должна быть опережающей отраслью.

У нас, конечно, есть программа развития, но этот документ должен контролироваться, причем жестко. Поэтому именно при Министерстве энергетики должно быть и главное техническое управление по развитию энергетики республики. Это орган, который мог бы вырабатывать единую техническую политику и консолидировать научно-техническую общественность отрасли. Орган, который, как рефери, свел бы и компетентно рассудил предприятия электрических сетей, проектировщиков и заказчиков. Проиллюстрирую проблему примером: пришел заказчик в предприятие электрических сетей с просьбой подключить фарфоровый завод. Предприятие пишет технические условия, учитывая свои интересы. А проектировщик, получая их, видит, что заказчику предлагается потратить еще 100 млн. тенге на установку 3-го трансформатора, к примеру, где-то в Подмосковье, чтобы подключиться здесь. Куда идти искать правду? Такого компетентного технического органа у нас пока нет.

Другая проблема отрасли — несовершенство закона о закупках. В энергетике вопросы качества и безопасности приоритетны. Здесь доминирование выбора по цене недопустимо. В школьном учебнике истории моего поколения было сказано, что одной из причин поражения России в русско-японской войне 1905 г. и в русско-турецкой войне в XIX веке были… тендеры на поставку продовольствия, обмундирования и вооружения. Их выиграли недобросовестные поставщики. Думаю, комментарии здесь излишни.

Я убежден: энергетическая отрасль должна находиться в рамках вертикально интегрированного управления с системой технического и технологического контроля. Финансовая безопасность и эффективность не связаны напрямую с надёжным и бесперебойным энергосбережением. Первичными в этой ситуации следует рассматривать надёжность и бесперебойность.

И еще одна вопиющая системная проблема — изношенность электрических сетей. Сегодня она такова, что нужно принимать самые срочные меры и обеспечить централизованную государственную поддержку выхода энергетики из кризиса. Сейчас многое предпринимается для решения этого вопроса, но замена, прокладка сетей отстают от темпов их выбывания. В настоящее время до 70 % электрических сетей надо восстанавливать, это примерно 250 тыс. км. И этот вопрос еще больше заострится, когда мы выйдем на уровень потребления последних лет советского периода в 110 млрд. кВт·час.

Как я понимаю, именно ваш институт сейчас занимается проектированием линий электропередачи и подстанций в республике. Или учтивая, что в названии есть часть слова «сельский», вы ограничены только сельскими линиями?

— «Сельский» акцент — это пережиток прошлого. Дело в том, что Шафик Чокин, столетие которого отмечается в этом году, был одним из создателей конторы «Сельэлектро» в 1937 году. Впоследствии она выросла в крупный институт «Казсельэнергопроект» и строительно-монтажный трест «Казэлектросетьстрой».

Наш институт остался под этим названием. Этот бренд известен 75 лет: в советское время было 20 таких институтов по всему Советскому Союзу.

Сейчас мы занимается проектированием электрических сетей во всех регионах республики. Наша сфера деятельности: во-первых, проектирование линий электропередачи и подстанций напряжением до 500 кВ. Это наша основная работа. Во-вторых, локальные источники для крупных объектов, например, для таких, как космодром «Байконур», Тенгиз. В-третьих, современное направление — крупные ветроэлектростанции. У нас уже разработано несколько таких проектов.

Наша работа связана с выполнением изысканий в поле; проектированием, после того как проект будет выполнен и утвержден заказчиком. За нами остается и авторский надзор. Кроме того, мы занимаемся нормативной базой, разработкой пособий, норм. Это необходимо для того, чтобы и другие, не нашего профиля институты, имели возможность в своих объектах использовать наши разработки.

Правильно ли я понимаю, что вы добровольно взяли на себя роль своего рода отраслевого эксперта, тестовой лаборатории инноваций в сфере энергетики?

— Наверное, можно сказать и так. Проиллюстрирую примером. 15 лет назад мы внедрили изолированные провода (СИП), производимые по финско-французской технологии, которые предназначены для передачи электроэнергии в воздушных линиях электропередачи. Они уже более десяти лет используется в Казахстане, и все сети напряжением 0,4 кВ проектируются теперь только по ней. Мы изучили технические характеристики новых проводов, разработали пособие и 2 тысячи экземпляров раздали и отправили всем проектным институтам, областным строительным и эксплуатационным организациям, чтобы они сами могли проектировать, используя эту инновацию, и руководствоваться этим пособием.

Даже неэнергетики знают две проблемы, связанные с отраслью. Первая — перебои с электричеством и так называемые веерные отключения. Трудно найти районы, которые под тем или иным предлогом не отключались на некоторое время от энергоснабжения. И вторая — из всех коммуникаций сложнее всего подвести к новому дому, промышленному объекту линию электропередачи. Поэтому совершенно бытовой вопрос: кто и как должен учитывать и соотносить потребности с возможностями. Кто должен на перспективу предугадывать, появление свечного заводика, сауны или домостроительного комбината, а также просчитывать их потребности в энергии?

— Отчасти мы вернулись к началу беседы. Говоря о необходимости воссоздания отраслевого министерства, мы подразумеваем именно эти вопросы долгосрочного планирования, в дальнейшем инвестирования, развития отрасли с учетом прогнозов развития экономики. Как всей страны, так и в разрезе регионов. И по большому счету наш институт в рамках своей компетенции, то есть на уровне регионов, занимается решением этих задач. Мы занимаемся разработкой так называемых областных схем, которые строятся, исходя из перспектив реальной экономики и развития населения. Кстати говоря, первая энергетическая схема в постсоветское время была разработана для Кызылординской области. Мы определили те локальные зоны, где нужно было поместить дизельные станции или ветростанции. Властями было определено чуть более десятка населенных пунктов, расстояние от которых до централизованной сети было слишком большим. Было невыгодно тянуть сети, но местные власти пошли на затраты и эти населенные пункты подсоединили к централизованному электроснабжению.

По нашим оценкам, в Казахстане сегодня где-то 1000 населенных пунктов, которые нуждаются в локальных источниках. Или есть потребность электрифицировать промышленный объект, например карьер. Эта проблема может быть решена отчасти за счет локальных станций. В том числе и использующих альтернативные источники энергии.

Понятно, что областные схемы — это не окончательный проект. Очевидно, должна быть регулярная корректировка?

— Совершенно верно. Растет население, развивается промышленность, появляются новые секторы экономики. Отмечу попутно, что все областные схемы были завершены к 2008 году. В советское время каждые 3 года схема корректировалась. Сегодня схемы не корректируются. Сейчас мы пишем об этом руководителям областей и региональным электросетевым компаниям, но пока они отвечают, что их старые схемы устраивают. Но когда начнут возникать дисбалансы, время уже будет упущено. И нам снова не удаётся стать опережающей отраслью.

Областная схема — это схема развития электрических сетей такого-то напряжения до такого-то периода. Это определяющий документ по развитию и реконструкции электрических сетей для обеспечения надежного электроснабжения всех потребителей данной территории. Районная схема идет по отдельному заказу, на уровне района решаются частные вопросы.

Сейчас мы говорим руководителям регионов о том, что должна идти оптимизация сетей. Предыдущая схема была разработана на перспективу до 2015 год. Но за это время произошло немало событий: какой-то объект был ликвидирован, возникли новые. За это время мы выполнили не меньше сотни локальных схем электроснабжения потребителей. То есть экономика развивается активно. Так, например, в Шымкенте будет промышленная зона установленной мощностью 120 МВт. Нам выдали задание на разработку схемы для подключения этого потребителя. На основе разработанной схемы будут выданы техусловия заказчику для её реализации. В будущем появятся и другие потребители, которые должны быть учтены в новой областной схеме. Так работает весь мир: раз в 5 лет выполняется схема и раз в 3 года производится её частичная корректировка.

При этом по областной схеме с акиматом мы должны решить, насколько важен этот узел. Областная схема в целом объединяет развитие региона, выявляются недочеты. Мы делаем полностью электрический расчет всей сети, рассчитываем, будет ли там напряжение, обеспечивается ли покрытие нагрузки.

Что еще учитывается при создании схемы помимо развития экономики?

— Самое первое — достигнутый уровень потребления, анализ потребности, демографические прогнозы. Затем мы собираем данные по региону. Недавно мы проводили такую работу по Актюбинской области. Благодаря поддержке акимата группа специалистов объехала всю область и собрала необходимую для нас информацию по социально-экономическому развитию, по перспективным объектам. Затем информация была обобщена, проанализирована. Благодаря правильному пониманию задачи руководством акимата, лучшая информационная база была создана по Актюбинской области. На её основании впоследствии и была сделана областная схема.

Но бывали и есть такие случаи, когда по причине затянувшегося обсуждения, непрерывных дебатов реализация проекта или даже начало проектирования откладывается. Есть такие примеры в Восточно-Казахстанской, Карагандинской и других областях РК.

Но я хочу сказать, что только разработкой схем роль таких институтов, как наш, не исчерпывается. Очень важно сопровождение проекта. Развитие энергетики Казахстана должны сопровождать научно-исследовательские, отраслевые, проектные институты в тесной связи и под управлением главного технического управления крупного энергетического ведомства. Такого, как отраслевое министерство.

Важна ли для вас преемственность в отрасли? Ведь порой так бывает: уходит старая структура, а вместе с ней исчезают архивы, базы данных…

— Чрезвычайно важно для нашей отрасли всё это сохранить. У нас, например, хранится информация по 22 тысячам энергообъектов начиная с 1956 года. А буквально недавно она пригодилась: пришел запрос из Вишневского района столичной области. Там намечается расширение шпального завода для железной дороги. В свое время, в 1963-м году, будучи еще молодым специалистом, я там работал. Мы делали проекты двух подстанций. И в нашем архиве мы нашли эти данные по подстанции, необходимые для проведения нынешних работ. Знаете, энергетика — такая отрасль, которая самодисциплинирует людей и не позволяет допускать какие-то недоработки в любом вопросе.

Но и этого мало. Для реализации любой программы требуются специалисты, имеющие инженерное образование…

— Это в настоящее время очень больной вопрос. Я неоднократно заявлял о том, что нам немедленно нужно перейти на 5-6-годичную подготовку инженеров-электриков. Сегодня же инженерному образованию в вузах уделяется фактически один год, нет производственной практики. Производственная практика на инженерном факультете должна длиться не менее 4-х месяцев. Это предложение не только мое. Сегодня идут аналогичные дебаты в России. И я призываю вашу газету поднять этот вопрос, организовать дискуссию о подготовке инженерных кадров в Казахстане. Поскольку они ключевая составляющая не только энергетики, но и других отраслей.

Мы столкнулись с этим вопросом на практике. Пять лет тому назад мы начали принимать молодежь. Ребята толковые, но уровень знаний низкий, и мы вынуждены были пополнять их знания, за 3-4 года наверстывать то, что они не дополучили в вузе. Сейчас у нас 41 молодой специалист и еще лежат на рассмотрении 20 резюме. Наш институт с удовольствием примет в свой коллектив опытных проектировщиков со стажем работы.

Мы бы хотели, чтобы наши молодые специалисты продолжили учебу, поэтому направляем самых толковых из них в магистратуру. Но там обучение стоит 200 тыс. тенге. Есть среди кандидатов ребята из сельской местности, с хорошей подготовкой. Но у них нет денег на обучение, и они обращаются к нам. Мы пытаемся с институтом договориться, чтобы уменьшить сумму за обучение. Но это, думаю, не решение вопроса. Мы считаем, что необходимо восстановить утраченное единство отрасли, в том числе и в вопросах подготовки кадров. Имеющийся разрыв между объёмом знаний по бакалавриатским программам и необходимым уровнем знаний для эффективной работы в отрасли с неразрывным высокотехнологичным процессом, с непрерывно изменяющимися параметрами требует обязательного устранения. Поэтому необходимо восстановить подготовку инженеров — специалистов для электроэнергетической и других отраслей.

Энергетика — отрасль комплексная. Выпадет одно звено, сложности начнутся по всей цепи. Возрождение энергетики РК возможно только при объединении усилий всех специалистов энергетической отрасли – проектировщиков, строителей и эксплуатационников при активной поддержке ветеранов энергетики.

А. С. Трофимов родился в Карагандинской области. После окончания Казахского Государственного Сельскохозяйственного Института, получив специальность инженера-электрика и был направлен в «Институт «Казсельэнергопроект».
Начинал работать инженером, главным инженеров проектов, начальником отдела трансформаторных подстанций, а с 1986 года стал первым руководителем института.
Несмотря на сложность переходного периода, институт продолжает активно решать вопросы развития энергетической отрасли Казахстана. За последние годы выполнено десятки электросетевых объектов направлением 220 кВ и ниже, в том числе ППС 220/10 кВ «Хлопковый Кластер» (2х80МВ∙А) и закрытая ПС 220/110/10 кВ «Бозарык» (2х125МВ∙А) г. Шымкент, ПС 110/10 кВ (2х40 МВ∙А)  в г.г. Усть-Каменогорск, Шымкент, Уральск, Актобе. Для развития Щучинско-Боровской курортной зоны был выполнен комплексный проект 5 подстанций 110/10 кВ, одна из них закрытая и более 110 км кабельных линий 110 кВ.
Выполнено 10 областных схем развития электрических сетей 110 кВ и ниже, разработано несколько ТЭО ветроэлектростанций, в т.ч. «Байдибек-1»  (210 МВт), «Кордай» (21 МВт) Жамбылской области.
Кордайская ВЭС – это первая промышленная ветроэлектростанция, ввод в эксплуатацию которой завершается в 2014 году.
За большой вклад в развитие энергетики Казахстана А.С. Трофимову было присвоено почётное звание «Заслуженный энергетик Казахской ССР» и «Заслуженный энергетик Казахстана».
А.С. Трофимов является автором более 120 статей в научно-технических журналах Казахстана и СНГ.

Сот. тел. 8 777 395 04 25


Печатать

Институт «Казсельэнергопроект»
Все права защищены © 2016 г. 
Разработано: Webnavigator.kz
Техническая поддержка: www.fix.kz

  Наш адрес: 050009, г. Алматы, пр. Абая, 151/115. БЦ "Алатау" 9 этаж
Тел: 8 (727) 346-83-44
E-mail: info@kazsep.kz